Шамиль Хамматов: Испытание свободой слова смогли пройти не все

Как татарстанские журналисты проходили испытание свободой слова? В чем ловушка независимости прессы? Почему необходимо повышать статус профессии журналиста? Об этом наша беседа с Шамилем Хамматовым, председателем правления Союза журналистов РТ в 1990 — 1995 годы.

Шамиль Хамматов начинал свою журналистскую карьеру в юности корреспондентом в газете «Советская Татария». Отслужив в армии, вернулся в редакцию. Позднее работал завсектором печати обкома партии, председателем Госкомитета РТ по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. С 1989 по 1992 год занимал пост министра информации и печати РТ. C 1990 по 1995 год — председатель правления Союза журналистов Татарстана.

Когда тиражи были рекордными

— Шамиль Шамсиевич, вы возглавили Союз журналистов РТ в непростые времена…
— Период действительно был сложный. Перестройка закончилась, и на смену гласности, которая была объявлена Михаилом Горбачевым, пришел другой лозунг, провозглашенный Борисом Ельциным: «Свобода слова и вероисповедания».
В период гласности тиражи газет и журналов были рекордные. Но в 90-е годы они стали падать: у людей просто не было денег на то, чтобы выписать хотя бы одну газету. Многие центральные издания позакрывали свои корпункты. Опытные журналисты уходили в пресс-службы крупных предприятий, холдингов и становились пиарщиками.

— Но несмотря на сложности с финансированием, в этот период появилось много новых изданий…
— Да, был принят Закон РФ «О средствах массовой информации». Он давал право открывать газету или журнал не только организациям, но и каждому человеку. Это было сделать довольно просто. Главное, не нарушать два принципа: не призывать к насильственному свержению власти и не разжигать межнациональную рознь.
Появились десятки новых изданий. Но испытание свободой слова смогли пройти не все. Некоторые издатели понимали свободу слова как вседозволенность. Доходило до прямых оскорблений Президента Татарстана. Были ситуации, когда приходилось судиться с некоторыми редакциями за откровенную дезинформацию, которую они распространяли.

«Хотели свободы — получите!»

— Как жилось Союзу журналистов в такой ситуации?
— По уставу Союз журналистов РТ был независимой профессиональной организацией. Но эта независимость обходилась нам дорого. Когда мы были в структуре отдела пропаганды и агитации обкома партии, у нас было финансирование, перед нами открывались многие двери. А у независимого Союза денег не было. Нам говорили: «Хотели свободы — получите!»

Я пользовался своим положением министра печати РТ, чтобы выбивать какие-то средства на поддержку Союза. На плаву держались, но было сложно. Если честно, мне хотелось уйти с поста. Но меня остановил Флорид Имамахметович Агзамов, первый декан факультета журналистики КГУ, друг и соратник отца.

— Ваш папа Шамси Хамматов почти четверть века возглавлял правление Союза журналистов республики. Это были советские времена. Интересно, какие проблемы приходилось решать ему?
— В основном это были социальные вопросы: квартиры, санаторно-курортные путевки для журналистов. Он мог свободно прийти к первому секретарю обкома партии с редакторами «Советской Татарии», «Социалистик Татарстан», и все вопросы решались оперативно.

Использовать критику во благо

— А в 90-е годы власть была открытой?
— Открытой. Критики было много. У журналистов была свобода слова, а у чиновников появилась другая свобода — свобода не отвечать на критику.

Поэтому, если хочешь, чтобы тебя услышали, критика должна была быть конструктивной. Критикуй, но предлагай пути решения проблемы.

О вопросах действенности СМИ я как-то завел разговор с Минтимером Шариповичем Шаймиевым. Первый Президент республики мудро заметил: отвечать на критику в прессе было святой обязанностью первых лиц. Умный руководитель должен уметь использовать справедливую критику во благо и для пользы дела.

Могу сказать, некоторые руководители относились с пониманием к проблемам журналистов. Например, нынешний Президент республики Рустам Минниханов, который в середине 90-х был руководителем Высокогорского района, в ответ на наше обращение помог многим десяткам семей журналистов и полиграфистов в приобретении садовых участков. Практически все желающие безо всякой оплаты были обеспечены земельными наделами.

— Вы сказали, что открывалось много новых изданий, значит, информационного голода в обществе не было?
— Информационный голод был. Поэтому мы создали небольшое информационное агентство — Татарстанское агентство новостей (ТАН). Делали оперативные новости на русском и татарском языках. В 1993 году вышел указ Президента РТ Минтимера Шариповича Шаймиева о создании информационного агентства «Татар-информ».
Компьютеров тогда не было, информацию рассылали по почте или на телетайпы местных властей и военкоматов, а оттуда ее забирали работники редакций и публиковали в своих изданиях.
Кроме того, два раза в месяц в «Российской газете» выходила целая страница со статьями, репортажами о событиях, которые происходили в Татарстане. Там даже печатались уроки татарского языка. А тираж «Российской газеты» был миллион экземпляров.

Статус журналиста надо повышать!

— В те годы вы были главным редактором газеты «Татар иле — Татарские края»…
— Это была первая газета, которая издавалась для татар, живущих в других регионах России. Газета выпускалась в соответствии с 14-й статьей Конституции Татарстана, где сказано, что мы обязаны оказывать поддержку татарам, проживающим за пределами республики. Тираж газеты был небольшой — 5 — 6 тысяч экземпляров, но она находила своих читателей.

Тогда татарские школы открывались во многих регионах России, а учебников не было. Депутаты Госсовета РТ выступили с инициативой создания издательства «Магариф» для выпуска учебников на татарском языке. Издательство было создано. Наши ученые разрабатывали учебники по разным дисциплинам, здесь книги печатались и отправлялись в регионы.

— Каков был статус журналиста в обществе в те годы?
— Статус журналиста был повыше, чем сейчас. Я в Союз журналистов республики вступил в 1973 году. По удостоверению мог спокойно пройти на прием к министру автомобильной промышленности СССР Виктору Николаевичу Полякову и взять у него интервью, мог побеседовать с председателем Госкомиздата СССР Михаилом Федоровичем Ненашевым, другими влиятельными людьми страны. Позволю себе напомнить: редакторы советских времен были членами бюро обкома или горкомов, райкомов партии, значит, могли решать вопросы напрямую с первыми лицами. В том числе и вопросы социальной поддержки журналистов, обеспечения жильем, автомобилями, путевками в санатории, дома творчества. В 90-е нам удалось значительно повысить зарплату главных редакторов и коллективов газет и журналов, подведомственных Министерству печати РТ. Причем повысили, не дожидаясь официального разрешения.

Повышение статуса журналиста остается актуальным вопросом и сегодня. До сих пор контракты с главными редакторами заключаются всего на год. Зачем профессионалов унижать таким краткосрочным контрактом? У нас высокопрофессиональный редакторский корпус. Многие прошли школу несвободы и свободы слова. Думаю, испытание свободой сложнее…

Источник: «Казанские ведомости»